Путин о судьбе жителей восточных регионов Украины: «…мы всегда будем защищать этнических русских на Украине…»

Добавил:

Путин Владимир Владимирович

Это обещание президент Российской Федерации Владимир Владимирович Путин дал на пресс-конференции по итогам российско-австрийских переговоров 24 июня 2014 года в Вене.

Вопрос

««Эхо Москвы».

Я не буду оригинальным, у меня тоже вопрос к обоим президентам.

Господин Президент Фишер, Вы говорили о лояльности решениям Евросоюза и весьма изящно ушли от слова «санкции». В связи с этим, какая позиция Австрии по расширению санкций против России и что Вена выигрывает от санкций и теряет от санкций? Я имею в виду санкции экономические в первую очередь.

Господин Президент Путин, Владимир Владимирович, Вы сегодня практически отказались или, вернее, направили в Совет Федерации свой отказ (просили зафиксировать) от права Вашего введения войск на Украину. Будем надеяться, что Совет Федерации к Вам прислушается, наверное, скорее всего. Смотрите, что происходит на Украине. Сейчас идёт бой, был сбит очередной вертолёт украинской армии, погибло девять человек (час тому назад). Переговоры – да, они ведутся, но украинскую сторону представляет бывший президент и никого из нового руководства там нет. А господин Медведчук, который является модератором, чуть ли не вождём сепаратистов сейчас представляется.

То есть на самом деле сам факт переговоров, Вы сказали, серьёзный, а результат не очень понятный. Вы сказали, сейчас Вы сказали: «Нужны переговоры по существу». Что Россия считает переговорами по существу и сколько времени это может занять, потому что понятно, что семи дней, и десяти дней, и пяти месяцев, наверное, недостаточно?

Спасибо.»

В.Путин:

«Теперь вторая часть Вашего вопроса, касающаяся моего письма в верхнюю палату российского парламента с просьбой отменить постановление, дающее право Президенту Российской Федерации применять Вооружённые Силы на территории Украины.

Действительно, я сегодня такое письмо в Совет Федерации направил. С чем это связано? Во‑первых, с тем, что получено такое разрешение, и моя просьба дать такое разрешение была направлена в тот момент, когда разворачивались события вокруг Крыма. Я не исключал возможность применения Вооружённых Сил.

Как вы знаете, мы в прямом смысле для боевых действий, слава богу, Вооружённые Силы не использовали. Более того, мы даже не превысили численность Вооружённых Сил России в Крыму, предусмотренных международным договором. И в этом смысле Президент России и не воспользовался данным ему верхней палатой парламента правом.

Да, я не буду скрывать, я уже об этом говорил, мы использовали наши вооружённые формирования для того, чтобы обеспечить свободу волеизъявления крымчан, использовали блокирование некоторых вооружённых формирований украинской армии с тем, чтобы она не вмешалась в процесс волеизъявления и чтобы не было жертв. Но с точки зрения боевого применения использование российских Вооружённых Сил в Крыму не состоялось, и слава богу.

Сегодня, мы знаем, хоть и вот с такими сбоями, о которых я сам уже сказал, и Вы сейчас упомянули, но всё‑таки Президент Порошенко предложил перемирие и проявил готовность к мирному процессу. На мой взгляд, я и ему об этом тоже сказал, того, что до сих пор сделано, недостаточно для того, чтобы добиться действительно выхода из кризиса. Потому что сказать только, что мы останавливаем боевые действия на 7 дней, а кто за 7 дней не разоружится, будет уничтожен, это не путь к миру. Но это всё‑таки важный шаг в нужном направлении. Мы надеемся, что: а) будет продлено перемирие и б) что оно будет использовано для субстантивных переговоров.

Отвечаю на Ваш вопрос, что мы считаем сутью этих переговоров. Нужно не требовать разоружения, тем более у восточной части Украины, тем более что радикальные силы в виде «Правого сектора» и других радикалов не разоружены до сих пор, хотя многократно об этом говорили и обещали, что эти незаконные, по сути дела, формирования сложат оружие. Они оружие не сложили, даже майдан до сих пор не освободили. Требовать в этих условиях сдачи оружия со стороны ополченцев просто, на мой взгляд, бессмысленно, потому что они, вспоминая то, что произошло в Одессе, отвечают: «Мы сегодня сложим оружие, а завтра нас всех сожгут заживо».

Но предложение перемирия и начала переговоров – это, безусловно, правильное предложение. И мы, Россия и я как глава Российского государства, хотим создать условия для этого мирного процесса. Этим обусловлено то, что я обратился в верхнюю палату российского парламента отменить постановление на право применения Вооружённых Сил на Украине. Но рассчитываю на то, что мирный процесс будет развиваться в направлении решения вопросов о законных правах граждан, проживающих в восточной части.

Нужно говорить об изменениях в основной закон, о том, как люди будут там жить и как они будут гарантированы в своих правах, о которых я уже сказал.

Но отмена этого постановления о праве применения силы совсем не значит, что мы не намерены обращать внимание на то, что там происходит. Конечно, мы всегда будем защищать и этнических русских на Украине, и ту часть украинского населения, украинского народа, которая чувствует свою неразрывную не только этническую, но и культурную, языковую связь с Россией, чувствует себя частью широкого русского мира. И мы, конечно, не только внимательно будем следить, но и соответствующим образом реагировать. Надеюсь, что Вооружённые Силы для этого не потребуются.»

Обещания

  • 2018
  • 2017
  • 2016
  • 2015
  • 2014
  • 2013
  • 2012
  • 2011
  • 2005
  • 1999
Оставить комментарий